Кристиан Диор

Скромный властитель моды

Известный кутюрье Кристиан Диор, выходец из тихого рыбацкого селения, вряд ли с детства мечтал о всемирном признании. Он мог стать наследником солидного бизнеса своего отца или дипломатом, но несмотря на неодобрение родителей предпочел пойти собственным путем. Именно Диор в послевоенное время подарил женщинам веру в лучшую жизнь и пробудил их от оцепенения, напомнив, каково это — быть женственными и неотразимыми. К сорока двум годам ему удалось покорить строптивый и переменчивый мир высокой моды. Некогда скромный помощник дизайнера, кропотливым и упорным трудом он с нуля создал грандиозную империю моды, которая и сегодня восхищает весь мир, продолжая дело великого мастера.

Беззаботная пора

Двадцать первого января 1905 года в семье Диор родился сын, которого назвали Кристианом. Он был вторым из пятерых детей и сразу же стал общим любимцем. Отец Кристиана Морис Диор заработал приличное состояние, продолжая семейное дело. Он владел небольшим заводом по производству удобрений, основанным еще его дедом в 1832 году. Уже к 1912 году семейное предприятие принесло четыре миллиона франков, а его филиалы появились по всему миру. Более того, компанию Мориса Диора называли не иначе как флагманом французской химической промышленности.

Кристиан рос среди роскоши, под присмотром многочисленных гувернанток. Позже Диор так опишет эти золотые годы в мемуарах: «Время счастья, спокойствия, переизбытка всех благ… Чем бы жизнь ни одаряла меня с тех пор, ничто никогда не сравнится со сладким воспоминанием о том времени».

Мать Кристиана Мари-Мадлен Жюльетта Мартен души не чаяла в сыне. Именно она привила мальчику утонченный художественный вкус, любовь к искусству и цветам. Садоводство навсегда осталось любимым занятием Диора, и даже в зрелые годы он с упоением работал в собственном саду. Другим необычным хобби маленького Кристиана стало создание карнавальных костюмов. Он до мелочей продумывал каждый образ, демонстрируя богатую фантазию и чувство стиля. Так, однажды он соорудил для своей сестры потрясающий костюм Нептуна с корсажем из ракушек и юбкой из соломы.

Благодаря бабушке, искусной рассказчице и фантазерке, Кристиан с детских лет был пленен магией старины и романтикой волшебных историй. Именно от бабушки он унаследовал почтительное отношение к суевериям, гаданиям и знакам судьбы.

Кристиан рос особенным ребенком: удивлял окружающих своими выдумками, отличался любознательностью, интересовался искусством, историей и музыкой. При этом он оставался тихим, даже несколько застенчивым и чересчур избалованным мальчиком. Даже в детские годы рядом с братьями Раймондом и Бернаром он выглядел субтильным неженкой с миловидным девичьим личиком.

Когда Кристиану исполнилось шесть, семья перебралась в Париж. Столичная жизнь пришлась по вкусу только Мадлен — на светских раутах и модных показах она чувствовала себя, словно рыба в воде. Радость от смены обстановки разделял с ней и Кристиан, ведь он мог теперь посещать с матерью вернисажи и парижские музеи, что доставляло ему несказанное удовольствие. Но спустя три года Морис Диор принял решение вернуться в Гранвиль.

 

 

Катастрофа по заказу

Кристиан взрослел, однако к ужасу родителей детские увлечения не только не проходили, но становились все более осознанными. Молодой человек намеревался стать художником.

В семействе Диоров представителей творческих профессий привыкли считать людьми второго сорта, недостойными уважения. Отец Кристиана прочил сыну блестящую дипломатическую карьеру, мать его поддерживала. Не смея перечить родным, молодой Диор оставил мечты о Школе искусств и послушно поступил в Высшую школу политических наук. Но каждую неделю он наведывался в художественные галереи и общался с богемной публикой. Его кумирами уже тогда были художник Пабло Пикассо и писатель Жан Кокто.

В скором времени родители Диора все же признали, что дипломата из него не выйдет, — особенно после того, как Кристиан не появился на выпускном экзамене. Они предприняли последнюю попытку образумить юношу, решив, что ему пойдет на пользу женитьба, но снова потерпели неудачу. Диор заявил родителям, что еще слишком молод для создания семьи. На самом деле Кристиан к тому времени уже осознал свою нетрадиционную сексуальную ориентацию. Однако он сделал все возможное, чтобы родители никогда не узнали об этом. В конце концов и отец, и мать махнули на сына рукой и предоставили ему право выбрать занятие по собственному вкусу.

Диор и его друг Жак Бонжан решили, что пора воплотить мечту о собственной художественной галерее. Деньги на ее открытие Кристиану скрепя сердце дал отец, с условием, что фамилия Диор не будет упомянута в этом позорном и унизительном, по его мнению, бизнесе. Так, в 1928 году в Париже появилась небольшая картинная галерея, которую друзья назвали «Галереей Жака Бонжана».

Кристиан Диор был по-настоящему счастлив — наконец-то он занимался тем, что действительно доставляло ему удовольствие и даже давало небольшую прибыль. Он продолжал благоговейно изучать искусство и вести богемную жизнь. Однако идиллию вскоре разрушила череда непоправимых трагедий.

В 1931 году от психического заболевания скоропостижно скончался старший брат Диора Раймонд, а вскоре умерла от рака мать. Убитый горем отец впал в глубокую депрессию и пустил бизнес на самотек. Диор тяжело переживал обрушившиеся на семью несчастья, и друзья посоветовали ему сменить обстановку. Чтобы заглушить боль, Кристиан вместе с группой талантливых французских архитекторов, вдохновленных романтикой революции, посетил Советский Союз. Тогда Диор приехал в СССР в качестве обычного туриста, однако двадцать восемь лет спустя Страна Советов официально разрешит устроить показ его дома мод. Но до этого события великий кутюрье не доживет.

Русская культура восхищала Диора, его кумирами были такие знаменитые художники, как Шагал и Малевич, а музыка Прокофьева всегда казалась ему особенной. Однако поездка принесла Кристиану лишь разочарование. По его словам, он был шокирован, не найдя в далекой диковиной стране ничего, кроме «облупленных фасадов, пустых витрин и чудовищной нищеты».

Вернувшись в Париж, Диор получил известие о разорении отца. Сытая беззаботная жизнь для юноши закончилась, в одночасье с молотка ушло все семейное имущество, в том числе и художественная галерея. Как ни странно, Кристиан не был удивлен очередным несчастьем, он даже ждал его. Сказалась неистребимая вера в приметы, привитая мальчику суеверной бабушкой. Дело в том, что незадолго до всех горестных событий в их родовом поместье в Гранвиле порывом ветра разбило старое фамильное зеркало. А, как известно, зеркала бьются не к добру.

 

Успех с первой шляпки

Но было и другое пророчество, которому Диор особого значения не придал, сочтя его полной бессмыслицей, и которое за давностью лет благополучно забылось. Однажды Кристиан встретил гадалку. Дотошно изучив его ладонь, она изрекла: «Вы окажетесь без денег, но вам принесут пользу женщины».

 

К двадцати шести годам молодой человек действительно остался без средств к существованию. Диору пришлось вкусить все прелести нищенской жизни, которые вскоре сказались на его здоровье: он заболел туберкулезом. На выручку несчастному пришли друзья — они собрали деньги и отправили его на лечение в Испанию. Там, вдалеке от бед и невзгод, Кристиан предался размышлениям о своем будущем.

В Париж Диор вернулся совсем другим человеком. Теперь ему, привыкшему к родительскому покровительству и некогда всем обеспеченному, предстояло зарабатывать на кусок хлеба своим трудом. Но он уже знал, что нужно делать.

Для начала Кристиан по договоренности с небольшими парижскими ателье создал несколько моделей дамских шляпок, которые сразу же приглянулись модницам. Затем он стал шить театральные костюмы, которые тоже пользовались успехом. Так, его наряды для пьесы «Школа злословия» классика английской драматургии Шеридана произвели настоящую сенсацию. Чуть позже Кристиан сделал серию рисунков для журнала «Vogue» и снова получил весьма лестные отзывы критиков.

 

В 1938 году толкового молодого человека взял в ассистенты один из прославленных парижских кутюрье — Роберт Лиге. Работая у Пиге, Диор придумал оригинальное платье с выступающей оборкой нижней юбки, восхитившее дам. С него и начался путь Диора в мир высокой моды.

Жизнь снова налаживалась — во многом благодаря неиссякаемому оптимизму Диора. В мемуарах он с гордостью писал: «Было бы несправедливо, если бы, говоря о своей карьере, я не употребил слово УДАЧА, написанное заглавными буквами».

 

Новый взгляд на мир

Но едва дела Кристиана пошли в гору, как началась Вторая мировая война. Диору пришлось отправиться в армию. Но все же он провел военные годы вдали от сражений, в трудовом отряде. Вскоре по состоянию здоровья его демобилизовали, и в 1941 году он возвратился в оккупированный немцами Париж.

Работу Диор нашел в доме моды одного из немногих кутюрье, оставшихся в столице, — у Люсьена Лелонга. У него Диор задержался до 1946 года, не переставая мечтать о творческой независимости. И судьба предоставила ему такой шанс.

Однажды, прогуливаясь по Парижу, Диор споткнулся о лежавшую на тротуаре подкову и едва не растянулся во весь рост у ног молодой дамы. Подняв глаза, он узнал в ней свою знакомую из модного дома «Филипп и Гастон», возглавляемого одним из самых богатых и влиятельных людей Франции — текстильным магнатом Марселем Буссаком.

Приятельница свела Кристиана со своим шефом, а тот недолго думая предложил талантливому молодому человеку должность художественного директора своего дома мод, которому в тот момент грозило разорение. Однако Диор, обескураженный собственной наглостью и напором, каким-то чудом уговорил Буссака спонсировать совсем другое предприятие — дом моды самого Диора. Более того, без зазрения совести Кристиан начал переманивать лучших специалистов у прямых конкурентов, и даже увел у них несколько десятков выгодных клиентов, причем задолго до того, как его дом мод на авеню Монтень открылся официально.

Фееричный показ первой коллекции Кристиана Диора состоялся 12 февраля 1947 года — разумеется, в Париже. Кутюрье явил столице новый образ грациозной, проникновенной, женственной, невероятно романтичной и уверенной в себе кокетки. В тот вечер на подиум вышли девяносто моделей, облаченных в шокирующее роскошные одеяния с кринолинами и тысячью воздушных складок и оборок. Оригинальную идею коллекции подарили Диору цветы, которыми он так восхищался с самого детства. Позже модельер вспоминал: «Я рисовал женщин, напоминающих цветы, — слегка выпуклые плечи, округлые линии груди, подобные стебельку стройные талии и широкие юбки, расходящиеся книзу, словно чашечки цветов».

И все это великолепие Кристиан подарил парижанкам, живущим в полуразрушенном городе, еще не забывшим тяготы войны, в те дни, когда суточная норма хлеба на человека составляла двести грамм. Недоброжелатели злорадно интересовались у кутюрье: зачем женщинам так много вечерних платьев, если страна переживает не самые лучшие времена? На что маэстро Диор преспокойно отвечал: «Я считаю, что бальное платье — такой же обязательный элемент женского гардероба, как костюм. Оно поднимает настроение».

 

 

Кутюрье представил на суд публики два абсолютно новых силуэта, непритязательно назвав их «восьмерка» и «венчик», — и они в одночасье стали революционными. Туго затянутая талия, пышный, старательно подчеркнутый бюст, воздушная широкая юбка до щиколоток после скучных простых силуэтов военного времени смотрелись ошеломительно свежо и ново. Проницательный редактор «Harpers Bazaar» дал коллекции Диора удивительно точное название — «New Look». Новый взгляд, или новый облик, магическим образом преобразил женщину и, как писал «Vogue», возвратил мечту оскудевшему миру.

 

Симфония ароматов

Успешный дебют неизвестного до этого момента Кристиана Диора тем не менее нельзя было назвать безоговорочным триумфом. Как ни странно, громче всех протестовала Америка. «Как он посмел вернуться к роскоши в стране, парализованной забастовками, где правительства сменяются одно за другим, где не хватает буквально всего?» — негодовали американские кутюрье. Они единодушно вынесли Диору суровый приговор и называли его не иначе как бездарным выскочкой, изуродовавшим женщин.

Недовольные голоса раздавались и на родине Кристиана. К примеру, Жан Кокто заявил: «Всякое чувство меры в области искусства и архитектуры утрачено. Никому и в голову не приходит улыбнуться. О бомбе Диор» говорят таким же серьезным тоном, как и об атомной бомбе». Негодовали и суфражистки, в пух и прах разносившие чересчур женственный образ моделей Диора. Но самому Диору, похоже, не было никакого дела до недоброжелателей — женщины боготворили нового короля моды. Быть может, платье «Диорама» рискнула бы надеть далеко не каждая дама — его подол достигал нескольких метров в диаметре, — но о его упрощенной версии мечтала любая модница. Их не останавливало даже то, что затейливые наряды Диора были крайне неудобны: их тугой корсет сдавливал грудь, а сложная, громоздкая конструкция не позволяла свободно передвигаться. На пышные широкие юбки уходило немыслимое количество ткани, что отнюдь не прибавляло им практичности. Неудивительно, что цена эксклюзивного наряда могла достигать миллиона франков.

Но все неудобства меркли перед умопомрачительной роскошью этих нарядов. Нападки в свой адрес Диор парировал, простодушно заявляя: «Женщины почувствовали, что я хотел их сделать не только более красивыми, но и более счастливыми».

«Новый взгляд» потребовал оригинального, даже революционного дополнения. И Диор нашел его. В 1947 году он явил миру ставшие на долгие годы классикой духи «Miss Dior». Поистине женственный, многогранный и стойкий аромат сочетал в себе множество цветочных запахов, от нежной гардении до терпкого сандала. Автором парфюмерного шедевра стал приятель Диора Серж Хефтлер Луише. Спустя пару лет появился еще один женский аромат — «Diorama», затем в 1953 году — «Dior Eau Fraiche», в создании которого участвовал и сам Кристиан. Эти утонченные нежные духи запомнились и полюбились публике свежестью цитрусовых нот. В 1956 году Диор представил свое новое творение «Diorissimo», где солировал его любимый цветок — ландыш.

Парфюмерию от Диора всегда отличал продуманный и изысканный дизайн флаконов, разработанный самим кутюрье. Гармоничное сочетание серого, белого и розового, изящные медальоны, стилизованные под эпоху Людовика XVI, романтичные атласные ленточки, бумага с узором «куриная лапка» — во всем сквозил неповторимый стиль Диора. «Достаточно открыть флакон, чтобы возникли все мои платья, а каждая женщина, которую я одеваю, оставляла за собой целый шлейф желаний. Духи — необходимое дополнение личности женщины, это завершающий аккорд для платья, это роза, которой Ланкре подписывал свои картины», — любил повторять Диор.

 

Скромный король великой империи

 

С 1947 по 1957 годы Диор регулярно поражал публику богатством своего воображения. Его коллекции получали странные, лишенные романтики названия — «Венчик», «Циклон», «Вертикаль», «Тюльпан». Любой показ становился настоящим шоу, его не дали с нетерпением и опаской. Каждое платье Диора получало свое название, заданное темой коллекции и отражающее многообразие мира: литература, театр, опера, цветы, Париж… Платья Кристиана завораживали, потому что у них была душа.

Но самым триумфальным для кутюрье все же стал 1947 год. На корабле, первым классом, Диор отправился в Соединенные Штаты, чтобы лично получить «Оскар» за достижения в области моды и дизайна. Некогда строптивая Америка, в штыки воспринявшая революционный стиль Диора, теперь встречала его громкими овациями. А уже в следующем году в Штатах открылось собственное представительство модного дома Диора, которое стало выпускать коллекции одежды. Наряды французского законодателя мод были востребованы здесь, пожалуй, даже больше, чем в самом Париже. Омрачил успех лишь внезапный сердечный приступ, заставивший поволноваться друзей и близких Кристиана. В годы процветания раскрылся еще один несомненный талант Диора — его предпринимательское чутье. Он первым из знаменитых кутюрье стал активно использовать лицензирование. Кристиан обязал модельеров приобретать право на свой торговый знак, при этом они должны были либо копировать модели коллекции, либо соответствовать неповторимому стилю кутюрье.

В 1953 году Диор активно трудился над новым направлением — собственной линией обуви. Помогал ему настоящий знаток обувного искусства Роже Вивье. Помимо этого модный дом Диора выпускал корсеты, перчатки, галстуки, сумки, украшения. К 1950-м годам Диору удалось создать грандиозную империю моды.

Самое удивительное, что Кристиан Диор оставался все тем же застенчивым, непритязательным и скромным человеком с мягким характером и открытым добрым сердцем. Свободное время он по-прежнему проводил в собственном саду за городом, ухаживая за любимыми цветами, много путешествовал и занимался коллекционированием. Из поездок он всегда привозил множество дорогих подарков, которыми радовал родных и друзей.

 

Путь к титулу короля моды для Диора не был усыпан лепестками роз. Однако он не утратил своей главной привычки, которая принесла ему славу, а именно — никогда не переставал много трудиться. Подчиненные и коллеги не только ценили талант и профессионализм Диора, но и искренне уважали его за человечность и отзывчивость. Кутюрье относился к своим работникам с трогательной заботой. О самых обычных швеях он сказал как-то с нелепостью: «Пальчики, перебирающие полотно, вздрагивающие от укола иголки или замирающие над сложным швом, создающие моду завтрашнего дня…»

 

Короли и звезды

Дом моды Диора был не только успешным коммерческим предприятием. Особую любовь творения кутюрье снискали и среди весьма высокопоставленных особ. В 1950 году, сразу после вручения ордена Почетного легиона, одно за другим Диор получал заманчивые предложения от королевских домов Европы. Сначала королева Великобритании пригласила его представить коллекцию в Лондоне, спустя некоторое время аналогичное предложение поступило от греческих монарших особ. Апофеозом же стал модный показ во дворце Блэнхейм, где зрителями были британские аристократические семейства, в том числе принцесса Маргарет и почетные гости — герцог и герцогиня Мальборо.

 

Звезды кинематографа тоже были не прочь заручиться поддержкой знаменитого кутюрье. Да и сам Диор благосклонно принимал предложения поработать в кино. Он с удовольствием разрабатывал костюмы для главных героев весьма успешных лент тех лет, таких как «Кровать под балдахином» Роланда Туаля, «Любовные письма» Клода Отан-Лара, «Молчание — золото» Рене Клера. Диор дружил со многими блистательными актрисами, которые восторженно отзывались о его нарядах. В их числе были Марлен Дитрих, Ава Гарднер, Оливия Де Хэвилленд.

Однако в своих мемуарах Диор признается, что работа в кино была для него скорее данью собственной популярности и моде в целом. Формат отдельно взятой картины не позволял раскрыться таланту Диора в полном масштабе. Экранный образ, по мнению мастера, был слишком условным и структурированным, лишенным энергии и живого развития. Видимо, поэтому Кристиан соглашался одевать далеко не всех киногероев. Своей удачей он считал картину Марселя Ашара «Парижский вальс» (1950). И это не удивительно, ведь события фильма развиваются на фоне декораций эпохи Наполеона III, столь близкой сердцу Диора.

Кристиан Диор проявил себя не только как великий кутюрье, но и как прирожденный педагог. За считанные секунды он мог оценить юные дарования, которые едва ли не каждый день обивали порог его дома моды. Причем он не только безошибочно определял толковых и талантливых новичков среди молодых и амбициозных дизайнеров, но и давал многим путевку в жизнь, помогая им в начале пути. В доме моды Диора кроил наряды для своей первой коллекции молодой Пьер Карден, постигали азы профессии Жан-Луи Шеррер и Фредерик Касте. Последний к двадцати четырем годам открыл собственное ателье, во многом благодаря протекции Диора. Когда в 1955 году в его модный дом в поисках работы обратился молодой Ив Сен-Лоран, Диор взял его без лишних разговоров, а через несколько лет назначил своим преемником. И, как показало время, не ошибся с выбором.

Проницательность и обостренное чутье Кристиана помогали ему даже предугадывать события. На склоне лет он был весьма озабочен состоянием высокой моды и считал, что дух творчества уступает стремлению превратить ателье в лаборатории по производству модной одежды: «От кутюрье высокая мода перейдет в бутики, потом достигнет производителей готовой одежды, а оттуда хлынет на витрины и улицы. Пресса, радио, кино, телевидение постараются ускорить ее продвижение. Через несколько месяцев великая миграция моды свершится. И тогда каждый в зависимости от своих средств приспособится или, если хотите, станет модным».

 

 

Заветы великого мастера

Сколько к 1954 году «Новый взгляд» Диора устарел, во многом из-за того, что вышел в тираж — массовость, убила оригинальность. Диор пробовал экспериментировать с уже созданным стилем и изобрел «flat look» (плоский облик), в котором пошел обратным путем — упростил наряды. Так, одна из коллекций была сделана в рыбацком стиле. Однако новшество по достоинству не оценили. Пальму первенства внезапно перехватила Коко Шанель, предложившая образ сильной независимой женины, облаченной в скромный черный джемпер и узкую простую юбку.

Неудачу Диор переживал весьма болезненно. Его словно подменили — он стал раздражительным, злобным, капризным, впал в депрессию, сменяемую приступами паники. Чтобы прийти в себя, Кристиан решил отправиться в Испанию вместе со своим преданным другом юности Пьером Перротино, одним из немногих посвященных в личные проблемы великого кутюрье. Перротино знал, что Диор глубоко несчастен в любви. Ему так и не удалось обзавестись семьей — он всецело посвятил себя любимому делу. Всемирная слава и успех не могли заменить ему тепло семейного очага, и каждый вечер он возвращался в пустой и тихий дом. Ни один из бесчисленных молодых поклонников никогда не предлагал Кристиану серьезных отношений. Взаимностью ответил лишь Жак Бенита — привлекательный юноша родом из Северной Африки. Всегда осторожный и заботящийся о репутации Диор до того влюбился, что открыто стал появляться с молодым другом на публике. Ради него Кристиан даже решился на опасный курс похудения. У него участились проблемы со здоровьем, встревоженный Перротино настаивал на немедленном обследовании.

Опасения были не напрасными. 24 октября 1957 года в тосканском городке Монтекатини-Терме Кристиан Диор умер от внезапной остановки сердца. Безутешный Пьер перевез тело Диора в Париж, где состоялась пышная церемония прощания с великим кутюрье. Король моды завещал похоронить его в Провансе, рядом с могилой отца.

Тем не менее дом моды Диора работу не прекратил. В 1957 году бразды правления перешли к его любимому ученику — Иву Сен-Лорану. На смену ему пришел не менее талантливый дизайнер Марк Боан, который сумел не только сохранить фирменный стиль Диора, но и привнес в него нечто новое. В 1989 году дело Диора продолжил итальянский кутюрье Джанфранко Ферре, а после него в 1997 году посткреативного директора занял Джон Гальяно, мастер эпатажа и театрализованных показов.

Гальяно сумел сотворить чудо — ему удалось объединить коммерческий успех и высокое искусство. Первое творение молодого кутюрье, выпущенное под знаменитым брендом, сразу же завоевало популярность. Это была сумка в форме седла, казалось бы, очень далекая от традиций диоровского стиля, тяготеющего к классике. Но именно она стала хитом продаж! Гальяно отдал дому моды Диора десять лет, сделав его более свободным и чувственным, но сохранил при этом и театральность, столь любимую Кристианом. Однако в 2011 году кутюрье со скандалом уволили, с трудом подыскав ему замену. С апреля 2012 года арт-директором модного дома является Раф Симоне.

Сегодня дом моды Диора выпускает модную одежду прет-а-порте и от кутюр, линию аксессуаров, декоративную косметику для женщин и мужчин и, конечно, любимые всеми духи. Он по-прежнему остается одним из самых влиятельных в мире. И каждый новый глава этого модного дома помнит один из главных заветов его легендарного основателя: «Всегда стоит выделить свои лучшие черты. Собственно говоря, мода этим и занимается — усиливает и подчеркивает женскую красоту».

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Тест-драйв
Идеальный отдых
  • Преимущества складного теннисного стола

    12.09.2017

    Настольный теннис один из самых распространенный методов полезно отвлечься от работы, то есть обеспечить себе активный отдых. И кто из нас хотя бы раз не брал в руки ракетку и не играл, а также не задумывался купить теннисный стол, цена которого варьирует из-за множества параметров. Компактный,... 
    Читать полностью

  • Горный отдых в Турции в любое время года

    09.09.2017

    Турция имеет весьма интересный рельеф и расположение. Как известно, эта страна делится Босфором на европейскую и азиатскую часть, но кроме этого природа подарила Турции обширные горные массивы. Не смотря на то, что Турция чаще всего вспоминается именно как морские курорты,... 
    Читать полностью