Забывчивые люди…

Память — это функция мозга, которую большинство из нас считает само собой разумеющейся. Забывчивые люди, вроде тех, кто часто пропускает дни рождения друзей или родственников, не в состоянии вспомнить имена, или вынужден возвращаться в магазин, потому что забыл купить то, что надо было, могут воскликнуть: «Хотелось бы мне иметь память получше!», но вряд ли они наделяют эти слова истинным, глубоко осознанным значением. Немногие из нас потрудились задуматься и оценить, каким невероятным, жизненно важным инструментом в действительности является память. Давайте проведем небольшой мысленный эксперимент. Только вообразите на несколько секунд, на что была бы похожа ваша жизнь без чудесного дара памяти. У вас в мыслях не было бы представления о друзьях, семье или знакомой обстановке. В сущности, вы утратили бы свою личность. Пропало бы ощущение принадлежности к чему бы то ни было (к определенным событиям, коллективам или местам). Осознание себя частично состоит из ошибок, на которых вы учитесь, и на достижениях, которыми гордитесь, — а они также были бы стерты. Не иметь никакого чувства привязанности, прошлого опыта, своего цельного, сложного «я» со всеми его плюсами и минусами было бы трагедией.

И наоборот: функционирующая в полную силу мощная память не только практический инструмент, который помогает нам в повседневных делах, — например, когда нужно позвонить знакомому, найти ключи или испечь пиццу, — она также дает нам мощный источник личностного, внутреннего богатства. Я понял, что моя память — нечто намного большее, чем все, что хранится в ней: она дает мне уверенность в себе, волю и глубинную веру в то, что я делаю в жизни. Но об этом позже. Прежде всего хочу перенести вас в самое начало моего восхождения к вершинам памяти, которое началось в 1987 году, когда мне было 30 лет. Я увидел по телевизору виртуоза памяти, Крейтона Карвелло, запоминающего 52 карты в случайной последовательности, и был покорен. Мне захотелось узнать, как он смог достичь такой впечатляющей, практически сверхъестественной силы памяти. Действительно ли он был гением, или пользовался определенной стратегией? Был ли он причудой природы или просто очень умным человеком?

Вооружившись колодой карт, я стал пробовать повторить его достижения. Однако, как и большинству людей, мне удавалось запомнить только первые пять или шесть карт, после чего я безнадежно запутывался в беспорядочной последовательности чисел и мастей. Я задавался вопросом, как же, черт возьми, уму Карвелло удавалось совершать такое явное чудо. Я был упорен, и с головой погрузился в решение этой загадки — мне очень нужно было всесторонне исследовать феномен ума Крейтона Карвелло. Почему? Я полагал, что если он смог сделать это, то и мне это тоже по силам.

Отправной точкой стала игра, которую я помнил с детства: мы играли в нее, чтобы скоротать часы в бесконечных автомобильных поездках. Называется «Я пакую чемодан». Если игрок забывает предмет, он или она выходит из игры — и так, пока не останется один победитель. Хотя у меня неплохо получалось, но я, как и подавляющее большинство людей, просто повторял про себя слова снова и снова, надеясь, что так или иначе они застрянут в памяти; иногда, чтобы помочь себе, я воображал предметы, уложенные в ряд. В целом, однако, я не забывал пользоваться любой особой стратегией, чтобы немного облегчить себе игру или лучше научиться играть.

Я рассмотрел эту игру в свете задачи, поставленной мне Крейтоном Карвелло, и вскоре понял, что он не пользовался повторением, чтобы запомнить последовательность карт — он переворачивал каждую карту и смотрел на нее секунду-две, прежде чем перейти к следующей. Он никогда не возвращался к просмотренным картам и, конечно, не смотрел ни на одну из них снова, то есть, очевидно, не повторял порядок карт, чтобы закрепить его в памяти. В таком случае, что он делал? И, главное, что именно делать мне, чтобы запомнить 52 карты с первого раза?

Я задумался, могу ли я закодировать части своего тела так, чтобы они двигались определенным образом, в зависимости от того, какую карту я перевернул. Например, если первая карта — тройка треф, я поворачиваю голову, по своим ощущениям, на три градуса; если вторая карта — король пик, я передвигаю язык к левой щеке, и так далее. Никакой явной связи между движениями и картами, которые я ими обозначал, не было. Но я надеялся, что если мне удастся выучить физические коды и пользоваться ими при запоминании, то придерживаться последовательности будет легче, чем запоминая только названия карт. Довольно быстро я понял, что эта система непрактична, и в качестве альтернативы задумался, не пригодится ли мне математическая формула. Например, если первые две карты — 4 и 8, то можно перемножить их значения, получив 32, — но как тогда запомнить 32? И как запоминать масти? Похоже, ни одна из моих систем не действовала должным образом.

Все же логика и сила мысли должны были сыграть свою роль (хотя я еще не вполне понимал, какую именно), и вскоре меня озарило, что ключ к успеху скрыт в моем воображении и творческом потенциале. Я слышал о способе запоминать информацию, придумывая историю, и стал забавляться с этой идеей. Минуты бежали, становились часами, а затем днями. Я начал «узнавать» в картах людей и предметы, и в конце концов смог запоминать около дюжины карт без ошибок: пользовался своими подающими надежды карточными кодами, чтобы придумать историю для каждой последовательности, и этот метод, похоже, работал. На мой взгляд, это был небольшой, но существенный прогресс, и он, конечно, давал мне хороший стимул придерживаться этой идеи, пока я не смогу в точности повторить то, что делал Крейтон Карвелло.

Действительно, понадобилось всего несколько дней такого рода тренировки памяти, чтобы появились первые успехи. Комбинируя метод повествования и использование местоположения (подробнее об этом позже), я научился запоминать случайную последовательность 52 карт без ошибок. По сей день, вспоминая тот момент, я в мельчайших подробностях ощущаю пережитое тогда. Это было не просто достижение — это был невероятный прилив сил! Никогда прежде я не чувствовал ничего подобного, победа опьяняла меня, и, естественно, я не собирался останавливаться на достигнутом. За относительно короткое время любознательность, настойчивость, метод проб и ошибок и искренняя одержимость помогли мне создать стратегию, позволяющую запоминать не одну, а несколько колод карт, всего один раз взглянув на каждую из них. В процессе я начал поиски, которые должны были преобразовать мои способности к запоминанию во многое другое. Я полагаю, что те первые несколько шагов запустили цепочку событий, результатом которых стала полная реорганизация функций моего мозга, начиная с творческих способностей.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Тест-драйв
Идеальный отдых
  • Преимущества складного теннисного стола

    12.09.2017

    Настольный теннис один из самых распространенный методов полезно отвлечься от работы, то есть обеспечить себе активный отдых. И кто из нас хотя бы раз не брал в руки ракетку и не играл, а также не задумывался купить теннисный стол, цена которого варьирует из-за множества параметров. Компактный,... 
    Читать полностью

  • Горный отдых в Турции в любое время года

    09.09.2017

    Турция имеет весьма интересный рельеф и расположение. Как известно, эта страна делится Босфором на европейскую и азиатскую часть, но кроме этого природа подарила Турции обширные горные массивы. Не смотря на то, что Турция чаще всего вспоминается именно как морские курорты,... 
    Читать полностью