Революция до понедельника в Гонконге

Целую неделю Гонконг переживал демократические протесты, которые должны были перерасти в полноценную цветную революцию.

«Мы не собираемся уходить. Эти улицы — наше знамя в борьбе с засильем пекинских бюрократов», — говорил в прошлую пятницу Корреспонденту Бени Тай, один из активистов движения, профессор права в местном университете.

Но уже в понедельник дисциплинированные манифестанты отправились на работу и учёбу. Революция так и не началась — властям даже не пришлось вводить войска или дополнительные силы полиции. При этом официальный Пекин не пошёл на уступки — протестующие просто поняли, что их усилия тщетны, и разошлись.

К среде в центре Гонконга остались несколько сотен манифестантов, в основном студентов, которые пока не знают, какова программа дальнейшей борьбы.

И всё-таки большинство экспертов признают: протесты в Гонконге стали самыми массовыми за последние 25 лет.

В 1989 году на Тяньаньмэнь и других центральных площадях Пекина столкновения студентов и армии закончились сотнями жертв и началом капиталистических реформ в Китае. Теперь Пекин проявил твёрдость, не согласившись пойти на уступки протестующим, которых в отдельные дни собиралось до 100 тыс.

Сейчас активисты уверены: такие же акции можно повторить в любой момент. А в мэрии Гонконга заявляют, что не станут преследовать зачинщиков беспорядков, но и не опасаются их повторения.

По мнению профессора Института Восточной Азии в Сингапуре Бо Жуэ, протесты показали, что китайская либеральная оппозиция постепенно переходит на более демократические средства борьбы.

Во-первых, насилия на улицах не допустили сами манифестанты. Они даже убирали мусор в местах проведения митинга, чтобы их не обвинили в нарушении общественного порядка. Во-вторых, большинство бунтовщиков были молодыми людьми, которые в целом не выступают против коммунистического режима, а только хотят реформ в застоявшейся партии.

В ответ Пекин не решился применить армию, так как это полностью дискредитировало бы его на международной арене. Тем более что Гонконг имеет специфическую систему управления, которая досталась ему ещё с 1997 года, когда он перестал быть британской колонией и вошёл в состав Китая.

Наконец, более 80% иностранных инвестиций в КНР идут именно через этот город, и начинать там стрельбу было бы очень неразумно. С другой стороны, глава страны Си Цзиньпин показал, то прочно держит власть в своих руках и не пойдёт на переговоры с протестующими.

В итоге «революция зонтиков» оказалась недолгой и, на первый взгляд, не будет иметь значительных последствий для китайского общества. Гораздо важнее процессы, происходящие в глубине социума КНР, которые уже не могут контролировать из Пекина.

 

Новый кормчий

Одна из причин возникновения революции в Гонконге — политика лидера Коммунистической партии Китая Си Цзиньпина. После прихода к власти в ноябре 2012 года он в основном занимался укреплением партийной вертикали.

Даже до избрания на должность, по мнению экспертов, именно он приказал начать громкое расследование против своего главного конкурента на пост главы КПК, Во Силая, популярного главы парткома города Чунцина. В марте 2012-го нашлись доказательства коррумпированности чиновника, а также причастности его жены к убийству иностранного гражданина.

Судебный процесс освещался в большинстве мировых изданий, утверждавших, что среди коммунистов Китая начался крупный раскол. Но вскоре Бо Силая приговорили к пожизненному заключению, а Си Цзиньпин уже через несколько месяцев триумфально занял пост наверху партийной пирамиды.

И сразу же начал укреплять свою власть. Точных данных нет, но, как отмечает Мартин Ли, глава Демократической партии Гонконга, более 10 тыс. человек были смещены с постов или репрессированы за последний год. Тогда же Китай серьёзно ужесточил контроль над социальными сетями и интернетом на своей территории. Участники протестов рассказали Корреспонденту, что с самого начала манифестаций в Гонконге там пропал не только интернет, но и обычная мобильная связь.

Сегодня Си Цзиньпин утвердился как полноправный лидер государства и может себе позволить жёстко реагировать на любые попытки пошатнуть его авторитет. Сам конфликт в Гонконге возник после заявлений коммунистических лидеров, что глава города будет избираться жителями, но только из числа кандидатов, которых одобрят в столице. Оппозиционных политиков к голосованию даже не допустят.

В самом начале гонконгских событий официальный Пекин заявил миру, что это его внутреннее дело и вмешательство в него недопустимо. Как говорит Ли, власти могли решиться и на силовое противостояние, если бы протестующие не разошлись. По его информации, к городу уже стягивались полицейские подразделения.

Не исключено, что Пекин готовился к подобным манифестациям. В министерстве внутренних дел Китая сообщили, что тренировали свои спецподразделения, учитывая опыт противостояния на пл. Тахрир в столице Египта и на Майдане Незалежности в Киеве. По неофициальным данным, за минувшую неделю в Гонконг прибыли до 15 тыс. полицейских и солдат.

 

Одна система

В конце XX века, когда британская колония присоединялась к Китаю, многие опасались, что Пекин станет очень жёстко навязывать свои правила городу. В памяти ещё были живы события на пл. Тяньаньмэнь в 1989 году. По другую сторону пролива, в материковом Китае, боялись, что демократическое управление Гонконга покажется очень притягательным для других провинций.

И тогда Пекин предложил формулу Одна страна-две системы. Мегаполис сохранял определённую автономию и мог сам выбирать себе главу и городской совет, но входил в состав КНР и повиновался её законам. В Лондоне эта формула понравилась, так как Великобритания всё равно не собиралась спорить с Китаем за эти территории и хотела отдать их. Поэтому формальных обещаний о суверенности города британцам было достаточно.

Система начала работать. Частный капитал на Западе видел в Гонконге прекрасные ворота в приморские провинции Китая, которые только начинали развиваться. По данным издания The Economist, с 2005 года фондовый рынок города постоянно рос и достиг отметки $43 млрд. В то же время объём всех биржевых площадок Китая составлял всего $25 млрд.

С экономической точки зрения жителей мегаполиса всё устраивало. Их больше волновали социальные и политические аспекты жизни, куда всё сильнее вмешивался Китай. По словам Бени Тая, в 2007 году в школах Гонконга начали вводить курс партийно-патриотического воспитания.

«Потом в 2009-м мы протестовали против новых правил безопасности и жёсткого уголовного кодекса. И теперь мы опять здесь», — говорит профессор Корреспонденту.

По словам манифестанта, независимость города от пекинских властей давно стала мифом, который хотят навязать западным журналистам, и формула Одна страна — две системы уже не работает.

Протесты в Гонконге всё же нанесли удар по престижу Китая на мировой арене. И дело не в том, что в США начали говорить об ущемлении демократии, — как раз в этом случае Белый дом молчал. Митинги показали Тайваню, что случится с ним, если он надумает присоединиться к материковой части Китая.

Надо сказать, до этого на острове была популярна идея воссоединения по принципу Гонконга. Но теперь, считают эксперты, остров больше думает о том, как противостоять возможной военной агрессии Китая, а не о поиске общего языка с Пекином.

 

Другая страна

В понедельник протестующие освободили главные улицы Гонконга. Нескольких сотен студентов явно мало для настоящей революции. Видимо, на этот раз манифестанты смирятся с выборами главы города из числа проверенных Компартией кандидатов.

Но, по мнению Бени Тая, данный протест не последний, и демократизацию Китая уже не остановить. Главную причину этого он видит в формировании среднего класса в КНР, не желающего жить под контролем партии.

Действительно, согласно отчётам ООН, в Китае к 2020 году представители среднего класса составят более 30% населения. А это очень много, учитывая, что в 1990-м указанная цифра достигала лишь 4%. Такие процессы происходят не только в приморских районах, где экономический рост обеспечивается иностранными инвестициями, но и в глубине страны.

Интересно, что большинство богатых китайцев уже не имеют прямого отношения к правящей партии.

«Конечно, им позволили вести большой бизнес в обмен на лояльность. Но они не функционеры из Пекина», — говорит Корреспонденту Брайан Бриджес из Университета Лингнана.

И эти люди поддерживают существующий строй, пока им это выгодно.

Кроме того, страна стоит на пороге ещё одного важного расслоения — средний класс всё настойчивее выступает против очень богатых граждан. Одна из причин протестов в Гонконге — массовый переезд туда нуворишей из континентальной части Китая, которые могут себе позволить покупать элитную недвижимость и тем самым провоцировать рост цен в городе.

Наконец, сейчас Поднебесная переживает не лучшие времена в экономическом развитии. Годы высоких показателей роста остались позади. Теперь от иностранных инвестиций и экспорта нужно перейти к внутреннему потреблению, а значит, улучшать благосостояние граждан и формировать средний класс.

Пока Компартия демонстрирует уверенность в том, что сможет подавить любой протест. Но совладать с «капитализацией» страны ей вряд ли по силам, а значит, в КНР вполне возможны новые митинги, которые уже не разойдутся в понедельник.

Читайте так же:

Комментарии запрещены.

Тест-драйв
Идеальный отдых
  • Преимущества складного теннисного стола

    12.09.2017

    Настольный теннис один из самых распространенный методов полезно отвлечься от работы, то есть обеспечить себе активный отдых. И кто из нас хотя бы раз не брал в руки ракетку и не играл, а также не задумывался купить теннисный стол, цена которого варьирует из-за множества параметров. Компактный,... 
    Читать полностью

  • Горный отдых в Турции в любое время года

    09.09.2017

    Турция имеет весьма интересный рельеф и расположение. Как известно, эта страна делится Босфором на европейскую и азиатскую часть, но кроме этого природа подарила Турции обширные горные массивы. Не смотря на то, что Турция чаще всего вспоминается именно как морские курорты,... 
    Читать полностью