Мадейра, райский курорт

Мадейра — некогда один из престижных курортов Европы — теперь удивляет своей демократичностью и малолюдностью. Часть путешественников отпугивает недостаток хороших пляжей и дискотек. И, кажется, именно это не дает выветриться терпкому, как местное вино, аромату эксклюзивности курорта.

Читать дальше проМадейра, райский курорт

Улов имеет значение

Тихая озерная гладь, воодушевленные медитации вокруг яркого поплавка, приятные жизненные беседы с товарищами — это совсем другой вид отдыха. Здесь не приветствуются шумные компании и непомерные возлияния — суеты нам хватает и в будни. Порой хочется тишины и полного отсутствия каких бы то ни было проблем. Читать дальше проУлов имеет значение

Путешествия на байдарках

Помидоры и сыр мы уложили на борт байдарки. Сюда же поставили пластмассовую крышку из-под минералки. В крышке сидел жук Билли. Насекомое размером со спичечную головку я обнаружил на покосившемся заборе в деревне Товарково. Читать дальше проПутешествия на байдарках

Сердца трех

Специалисты Glenmorangie с гордостью представляют три уникальных сорта виски: Lasanta, Quinta Ruban и Nectar D’Or.

Односолодовый шотландский виски Glenmorangie Original высоко ценят знатоки благородных напитков во всем мире. Спирт-сырец десять лет созревает в бочках из белого американского дуба, в результате чего выходит изысканный напиток с цитрусовым послевкусием. Читать дальше проСердца трех

40 000 смертей бортпроводника Живова

Попытка Потоцкого объединить искания большой литературы и научную фантастику вроде бы должна была меня воодушевить. Но тогда я поставил — стыдно сказать — одну звезду из пяти возможных.

Рассказ называется «40 000 смертей бортпроводника Живова». Это комбинаторный текст. Он состоит из экспозиции, двадцати завязок, кульминации и двадцати развязок. Читатель должен проложить через этот лес свой маршрут, выбрав произвольные завязки и развязки. Самое короткое путешествие будет состоять из четырёх фрагментов, самое длинное — из сорока двух. Всего же существует около 1038 разных способов прочтения, то есть сто триллионов триллионов триллионов. Так что «сорок тысяч» в заглавии нечто вроде народного «сорок сороков», то есть очень и очень много. Но как бы вы ни читали, в конце каждого фрагмента бортпроводник Живов погибает. Впрочем, нет. Умирает он не во всех фрагментах. И вот тут-то начинается интересное. Читать дальше про40 000 смертей бортпроводника Живова